Горячая вакансия: PCB engineer 80000 КА Работа
Я ищу работу в IT сфере ✈ Я ищу резюме в IT сфере ✈
Разместите Вашу публикацию здесь

"Офлайн" - синоним отсталости?


Множество людей не поспевает за стремительным прогрессом в области цифровой электроники, так как развитие технологий происходит за их спинами. При этом количество «не-пользователей» достигает 90% населения земного шара.

«У меня есть один знакомый, — сказал мне как-то таксист. — Если что, я захожу к нему». У этого «знакомого» имеется доступ в Интернет. Таксист иногда наведывается к нему, чтобы проверить почту и отправить пару сообщений. Он не был похож на противника технического прогресса. На приборной панели у него присутствовал навигатор, и, даже не соглашаясь с предложенным маршрутом, он все равно, как бы из вежливости, слушал голосовые подсказки. Сознательное дистанцирование от Интернета является его личным решением. Возможно, ему удалось бы совершить на несколько поездок больше, если бы он использовал iPhone и приложение MyTaxi, однако и без этого все неплохо. У него есть и простенький мобильный телефон.
Таксист принадлежит к одной из традиционно самых крупных социальных групп, члены которой по различным причинам лишь в незначительной мере пересекаются с миром цифровых технологий. Между тем более 1,7 млрд человек (то есть каждый четвертый житель нашей планеты) имеют доступ в Интернет. Из них 427 млн — европейцы и примерно 53 млн — немцы, что составляет более 75% населения Германии старше 14 лет. Одновременно это означает следующее: порядка 17 млн немцев не подключены к Глобальной сети, а следовательно, по мнению некоторых, «не интегрированы».
Брюс Мелман, консультирующий правительство США по вопросам высоких технологий, видит огромную пользу от повсеместного распространения компьютерной техники и Интернета. Многочисленные гаджеты, окружающие людей практически повсюду, — смартфоны, ноутбуки, планшеты — не создают, по его мнению, какофонию, а способствуют формированию гармонии в жизни пользователя. Современные технологии позволяют человеку, например, быть значительно меньше привязанным к офису и проводить больше времени дома. Маленький сын господина Мелмана любит устраивать с ним «воздушные бои» на собранных из конструктора Lego самолетиках. Мелману удается извлекать из игры и практическую пользу: в то время как одной рукой он «управляет» самолетом, в другой он держит мобильный телефон. Обычно он поддается сыну, однако иногда в «воздушном бою» побеждает отец. В этом случае у сына уходит несколько минут на ремонт самолета, за которые господин Мелман успевает проверить электронную почту.
Новые возможности, которые обеспечивают компьютер и современные средства коммуникации, далеко не всеми воспринимаются как благо. Слишком многое кажется происходящим непрерывно и одновременно. Цифровая информация сравнима с часами: тот, у кого они одни, точно знает, сколько времени, а тот, у кого несколько, никогда в этом не уверен. Информация спасет мир — на это возлагали надежды в начале эпохи Интернета. И действительно, мирная технологическая революция за прошедшие три десятилетия изменила мир столь же глубоко, как и многообразно, приступив к его конвертации в цифровую форму. При этом исчезли или претерпели колоссальные изменения целые отрасли. Практически отпала необходимость в наборщиках и фотолабораториях, вместо музыкальных альбомов покупаются отдельные треки, а в мире маркетинга и мультимедиа появились новые глобальные игроки, такие как Google, Apple и Facebook.

Право на отсутствие компьютера

Для IT-индустрии все более актуальным становится вопрос, как заставить пользователя потратить еще несколько сотен евро, хотя у него уже есть один или два компьютера, планшет и смартфон. Верным оказалось следующее решение: продавать людям нужно не продукты, а мировоззрение — устройства и программы лишь прилагаются к нему как бы между делом. Такое мировоззрение можно было бы назвать дигитализмом. Оно является предвестником эпохи, в которую возможно свершение чуда, подобного тому, о котором идет речь в легенде о царе Мидасе: все, к чему он прикасался, сразу превращалось в золото (в итоге он умер от голода, так как пища тоже становилась золотой, как только он до нее дотрагивался). В эру дигитализма все, что существует на свете, хотя бы раз должно пересечься с понятием «цифровой». После этого многое останется цифровым. Несмотря на это, по-прежнему есть люди, подобные таксисту, которые придерживаются мнения, что каждый человек, как и раньше, имеет право не желать взаимодействовать с компьютером или не быть подключенным к Интернету, вроде проживающих в Америке амишей, которые все еще передвигаются на запряженных лошадьми повозках и зачастую не пользуются электричеством. Вместо этого некоторые амиши арендуют в продовольственных магазинах холодильную камеру — они выступают не против электричества, а против зависимости от электросети.
Еще Иоганн Вольфганг фон Гете проявлял озабоченность техническим прогрессом. Так, в 1821 году он писал: «Развитие машиностроения удручает и пугает меня, оно наступает медленно, словно гроза; однако оно уже вступило на свой путь, оно придет и настигнет нас». Сегодня медленное «наступление» уже неактуально. Раньше происходил переход из одного состояния в другое — в цифровом мире изменение само по себе является состоянием. Неиссякаемый инновационный поток не вызывает у многих такого восхищения, как у молодых пользователей и «гиков», а напротив, раздражает и угнетает.
Цифровые устройства и гаджеты незаметно проникли в нашу жизнь, став нам намного ближе, чем кажется. Если раньше телефон одиноко стоял в прихожей, то сейчас смартфоны прочно обосновались в карманах, сопровождая нас повсюду. Мы тесно подружились с машинами. Такая близость больше не позволяет удивляться прогрессу — чудеса в мире техники стали привычным делом.

Стремление к самому современному

Американский социолог Льюис Мамфорд, выросший в начале XX века в Нью-Йорке, так описывал свое восхищение от погружения в мир техники: «Когда я еще был подростком, мне в руки попал журнал Modern Electrics, и новейшие на то время средства беспроводной коммуникации прочно завладели моим юношеским воображением. Я собрал свой первый радиоприемник и очень радовался, принимая сигналы от расположенных неподалеку станций. Я продолжал экспериментировать с новыми устройствами и разъемами, чтобы принимать еще более слабые сигналы, посылаемые более удаленными передатчиками. Однако у меня никогда не возникало желания изучить азбуку Морзе или попытаться разобрать принимаемые послания». Достаточно было того, что устройство работало.
Решающую роль при адаптации людей к новым технологиям, как и прежде, играет время. Этот процесс требует особенного спокойствия и терпения. Раньше на этапе испытаний и отладки изобретения хватало времени не только на устранение возможных недочетов, но и на то, чтобы подготовить общественность к его появлению. Однако и в этом случае не всегда обеспечивался достаточный уровень социальной защиты: так, темпы индустриализации в Европе в XIX веке стали причиной множества бед. Сейчас же возникла обратная ситуация: каждый новейший цифровой проект должен быть немедленно принят обществом любой ценой. Всякая задержка считается недопустимой и расценивается как следствие культурной отсталости. Однако действительно ли те, кто выступает за цифровую эволюцию вместо революции, являются потерянными, отсталыми, невежественными?
Необходимо пригласить в этот новый мир всех без исключения. Если мы хотим, чтобы все люди выиграли от технологического прогресса, нам потребуется модернизированная форма гостеприимства, а также переход-ные технологии, ориентированные не только на тренд-сеттеров и опытных пользователей, но и остальную часть человечества. Тем более что «остальная часть» — не совсем подходящее определение, ведь к ней относится порядка 90% населения планеты. Большинство разработчиков в мире направляют свою энергию на создание продуктов и услуг, «эксклюзивно» предназначенных для наиболее состоятельных 10% жителей Земли. Нам необходим прогресс, результаты которого пригодились бы остальным 90%.
Прекрасный пример такой переходной технологии был создан двумя студентами миланского Института проектирования взаимодействий. Индианка Апарна Рао и швед Матиас Дальстрем модернизировали механическую печатную машинку Olivetti таким образом, что с ее помощью стало возможным отправлять электронные сообщения. Мать студентки опасалась, что без электронной почты она не сможет поддерживать контакт с более молодыми членами семьи, живущими по всему миру, и та решила исправить ситуацию. В Индии механические печатные машинки по-прежнему широко распространены. Молодые люди взяли за основу старую Olivetti Lettera 22, добавили немного электроники, несколько датчиков и модем и назвали полученное устройство «22 Pop» («Pop» означает используемый почтовый протокол). С его помощью можно, как обычно, печатать текст на листе бумаги. При этом электроника распознает напечатанный адрес и остальной текст, и, как только лист извлекается из машинки, письмо автоматически отправляется адресату по электронной почте.
Однако не стоит забывать и о смене поколений, которая сегодня как раз в самом разгаре. «В следующем поколении, — утверждает создатель Всемирной паутины Тим Бернерс-Ли, — не  останется никого, кто принимает решения относительно будущего Интернета, не зная сути вопроса».
Перед тем как тронуться, таксист предложил мне два маршрута и спросил, каким из них я хотел бы поехать. Так как я не ориентировался в этом районе, я предложил выбрать самый красивый путь. В этом случае техника вряд ли помогла бы нам сделать верный выбор.

CHIP: Наполовину в Сети

Более половины россиян имеют три способа доступа в Интернет. Проникновение Глобальной сети в наше общество достаточно велико. В то же время большой процент людей просто не испытывает потребности присутствовать в виртуальном пространстве.
По данным Фонда «Общественное мнение» (ФОМ) 45,6 млн россиян (39%) выходят в Интернет хотя бы раз в сутки. Распространение Интернета в нашей стране в процентах от населения составляет 51%, что является не самым высоким, но и неплохим результатом в сравнении с ведущими державами. Свою роль здесь сыграли мобильные операторы, развернувшие одни из самых больших 3G-сетей в мире и предоставившие доступ в Глобальную сеть даже в глубинке, пусть и не всегда качественный. А уж устройства для мобильной связи (а значит, с высокой долей вероятности, и Интернет) есть даже у детей. Уровень проникновения сотовой связи в России составляет целых 156,8% (по данным AC&M Consulting, по состоянию на 31 декабря 2011 года).

Источник: Журнал Chip №10 2012




Работа КА  IT-Новости
HotLogRambler's Top100