Горячая вакансия: PCB engineer 80000 КА Работа
Я ищу работу в IT сфере ✈ Я ищу резюме в IT сфере ✈
Разместите Вашу публикацию здесь

Повышать или не повышать — вот в чем вопрос



Я не владелец бизнеса. И не исполнительный директор. Я, как и все программисты, наемный работник. Поэтому решение о повышении зарплаты своим подчиненным принимаю не я. Но я даю рекомендации.
И к ним прислушиваются или нет.Рассуждаю я примерно так.
Сколько же надо платить программисту? Как правило, рыночная «вилка» вознаграждения для конкретной квалификации известна и составляет от X до 1.5*X. Можно рискнуть и платить по нижней планке — X. Однако, возможность получать в 1.5 раза больше за ту же работу скорее всего перевесит все остальные мотивы, которые удерживают бойца в моей команде. Ситуация усугубляется еще и тем, что агрессивные «охотники за головами» делают разрыв в вилке еще больше, чтобы побыстрее перекупить квалифицированные кадры. Надо ли платить по верхней планке, тем более, если она сильно завышена? А, может быть, следует платить еще больше?

Заранее, приношу свои извинения, за занудность и излишнюю детальность нижеследующего изложения в стиле — «как для домохозяек». Я много раз пытался объяснять свое видение подхода к решению этого вопроса людям, которые должны были принимать решение о повышении оклада, но они не всегда меня понимали. Или, может, просто, не хотели?

Программисты заменимы, но у этой замены есть вполне определенная цена (см. рисунок).


Рисунок. Цена замены программиста В.Пупкина на программиста И.Иванова


Попробуем определить цену замены программиста В.Пупкина на программиста И.Иванова. 
Предположим, что Василий успешно работает в нашей команде уже длительное время. Квалификация, опыт и продуктивность его работы постоянно растут, а зарплата, остается на прежнем уровне 2000 у.е. Наконец, у Василия заканчивается терпение и он покинул нашу компанию в момент Ту. Но случилось невероятное. Наша доблестная кадровая служба в тот же момент (!) на ту же зарплату (!!) нашла ему замену в лице И. Иванова, равнозначную по опыту и квалификации (!!!). Замечу, что это весьма и весьма оптимистичный сценарий.
Начнет ли Иван приносить с первого дня тот же доход компании, что и В. Пупкин? Не начнет. Более того, прежде чем он начнет приносить хоть какой-то доход, от него будут одни убытки. Затраты на внутренне обучение. Затраты рабочего времени других участников проекта, как правило наиболее ценных, на консультации и введение его в контекст. И вот, наконец, в момент времени  Тп И. Иванов начнет приносить тот же доход, который бы приносил В. Пупкин. В результате такой замены компания понесет убытки равные площади заштрихованного криволинейного треугольника.
Выполним, приближенную оценку величины этих потерь. Для этого заменим вычисление площади криволинейной фигуры на вычисление площади прямоугольного треугольника ABC
Найдем катет AB. Сначала найдем величину отрезка между точками Ту и B. Учтем, что себестоимость единицы рабочего времени программиста складывается из его оклада и накладных расходов (зарплата руководства, системных администраторов, уборщиц, плата за аренду, электроэнергию и проч.). Пусть накладные расходы составляют 200% от зарплаты В.Пупкина. Тогда себестоимость рабочего месяца В.Пупкина составит 6000 у.е. Поскольку, мы рассуждаем об успешном бизнесе, то вправе предположить, что его прибыльность составляет 25%. Следовательно, компания должна была получать ежемесячный доход от работы Василия, где-то, 7500 у.е. Это и есть искомая длина отрезка между точками Ту и B. Для того чтобы оценить отрезок между точками А и Ту, предположим, что на начальном этапе адаптации нового сотрудника его коллега с равной зарплатой тратил на помощь ему 20% своего рабочего времени, следовательно компания дополнительно недополучила доход равный 0.2 * 7500 у.е. Таким образом, длина искомого отрезка между точками А и Ту составляет 1500 у.е. Следовательно, искомая длина отрезка AB будет равна 9000 у.е.  Величина катета BC = Тп – Ту — время адаптации И. Иванова, зависит от сложности работы, которую работал В. Пупкин и, той роли, которую он играл в проектной команде. Возьмем среднюю величину равную 6 месяцам. Таким образом, по нашей оценке, суммарные потери компании в результате замены Василия составят величину 9000 * 6 / 2 = 27000 у.е., равную площади нашего аппроксимирующего треугольника. И это еще при реализации самого оптимистичного сценария.

Так, сколько же платить? Пусть текущая стоимость квалификации и опыта В. Пупкина на рынке программистской рабочей силы оценивается вознаграждением от 2000 до 3000 у.е. Очевидно, что при прочих благоприятных условиях, вероятность ухода Васи к конкуренту обратно пропорциональна его доходу, и изменяется от 1.0 до 0.0 в диапазоне рыночных предложений. Если мы не поднимаем Василию зарплату, то с вероятностью, практически равной 1.0, компания в ближайшие 6 месяцев недополучит доход на 27000 у.е. Если мы инвестируем в Васю — наш человеческий капитал, и поднимем ему месячную зарплату до 3000 у.е., то он гарантировано останется работать в нашей компании. При этом мы в ближайшие 6 месяцев потеряем не 27000 у.е., а только 6000 у.е. 
А что дальше? А дальше очередная аттестация и новый пересмотр договора о найме.

Не следует описанное выше принимать как руководство к действию, как алгоритм расчета конкурентоспособной зарплаты ваших программистов. Жизнь гораздо сложнее и многообразнее любой модели. Все сказанное выше, следует воспринимать лишь, как подход к тому, как надо думать над ответом на вопрос: «Повышать или не повышать зарплату В. Пупкину?»

Поиск IT персонала. Давайте решать задачи вместе! rabota@rabota-ka.com


Работа КА Лаборатория
HotLog Rambler's Top100 Яндекс.Метрика